ПАРТНЕРСТВО  РАДИ  ЗДОРОВЬЯ
 
Интервью Михаила Простакова корреспонденту газеты «Хорошие безнес-новости» Ольге Дудник.
 
Опубликовано в газете
«ХОРОШИЕ БИЗНЕС-НОВОСТИ» 
№ 8 (8), август 1999, стр 12.
 
 
Буквально в каждом тренинге, как отдельная тема, возникает вопрос: «Как работать с врачами?» Дистрибьюторы жалуются на то, что, обращаясь к врачу в поисках сотрудничества, они наталкиваются на стену непонимания. «Что делать? - спрашивают они, - ведь врачи должны помогать людям, лечить их, кроме того, сейчас у врачей тяжелое материальное положение. Они могли бы великолепно поправить его, используя сетевой маркетинг!». «Как врачам объяснить все это?» - интересуются одни дистрибьюторы. «Врачи ничего не понимают, они застряли во вчерашнем дне, им в медицинских институтах все мозги высушили!» - зло ругаются другие.
 
А что же по этому поводу думают сами врачи?
 
Итак...
 
Михаил Юрьевич Простаков, врач-психиатр, нарколог, в настоящее время независимый дистрибьютор: Начнем с того, что врачу в государственном медицинском учреждении государство платит деньги не за то, что он лечит. Вернее, за это ему тоже платят, но только «тоже», как за нечто второстепенное.
 
Ольга Дудник: Это ты серьезно, что ли?
 
Михаил Простаков: Давай не будем путать декларации с фактическим положением. Декларация - это красивый миф о том, что врач у нас существует для того, чтобы делать людям добро, лечить болезни, чтобы все были здоровы. «Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит...», он всем дает пилюлю, и потом всем хорошо, все пляшут, улыбаются.
 
О. Д.: Слушай, ты мне сейчас напомнил, у нас же у всех с детства работает эта программа!
 
М. П.: Да, это миф общественного советского сознания. Отношение общественного сознания к врачу и ожидания от врача. Официальные декларации идут в русле этого мифа. Официально врач предназначен для того, чтобы он сидел не под деревом, а в своем кабинете, к нему приходили все страждущие, обремененные разными недугами, он им давал какую-то пилюлю, при этом мило им улыбался, больные выздоравливали и шли работать с улыбкой. Дистрибьюторы, будучи советскими людьми, представляют себе врача вот таким вот «доктором Айболитом». А реально, что требует от врача та самая командно-административная система? Врач, в первую очередь, государственный чиновник, в обязанности которого входит официальное подтверждение факта болезни или здоровья человека. Я сейчас говорю о процентном соотношении распределения рабочего времени. На то, чтобы поговорить с больным, подумать, как его лечить, и выписать ему лечение, реально, врач может потратить пятую или шестую часть своего времени. При этом врач должен заполнить огромное количество бумаг, подтверждающих, что данный человек к нему действительно приходил, что данный человек действительно болен тем-то и тем-то, что данному человеку он, врач, в полном соответствии с такими-то и такими-то инструкциями, назначил этими инструкциями предусмотренное лечение. Если больной нуждается либо в справке, либо в больничном листе, либо в помещении в стационар, врач опять же должен заполнить по этому поводу подробные бумаги, которые являются официальными отчетами, документами, подтверждающими, что да, этот человек болен. Вот на это врач реально тратит большую часть своего рабочего времени, как государственный чиновник, наделенный соответствующими знаниями и полномочиями. Врач на хорошем счету, если все бумаги в порядке.
 
О. Д.: Михаил, это действительно так или это твое субъективное мнение?
 
М. П.: Конечно, это мое субъективное мнение. Я ушел от работы в больнице, а потом и в диспансере, потому что мне надоело бумажки писать. Существуют определенные планы и нормативы по количеству больных на участке. Предположим, при таком-то количестве алкоголиков и наркоманов фельдшерский наркопункт на предприятии нужен, если меньше – могут сократить. Нормы на посещение, на заболеваемость.
 
О. Д.: Получается, если все будут здоровы, то не совсем понятно, чем этот врач занимается, да?
 
М. П.: Получается так.
 
О. Д.: Дистрибьюторы пытаются спонсировать врачей, а на самом деле врачам это невыгодно?
 
М. П.: Дистрибьюторы вообще ерундой занимаются. Потому что фактически никого не интересует реальное состояние здоровья пациентов на участке. В служебные обязанности врача входит правильное оформление бумаг и нужное количество этих бумаг. Если бумаг становится меньше, сразу возникает вопрос наверху о пересмотре нормативов, о сокращении штатов и тому подобное. Все стараются создать видимость работы. Сложилось некое стихийное соглашение между чиновником, заведующим здравоохранением, практикующим врачом и средним советским гражданином, который выступает в качестве больного. Им всем надо доказать друг другу и всему обществу в целом необходимость своего существования. Больной приходит к врачу, чтобы получить определенные льготы. Тот, формально убедившись, что больной соответствует критериям больного, формально назначает ему лечение, предусмотренное соответствующими инструкциями. Руководящий чиновник-врач проверяет, всё ли правильно. Все при деле, все получают зарплату, все довольны, и никто ничего не хочет менять. При этом человек действительно больной как бы оказывается на периферии этой системы, он как бы не совсем ей нужен. Потому что основная часть времени уходит на правильное заполнение бумаг. Идет проверка, перепроверка, никого не интересует, в сущности, была ли реально сделана какая-то работа. Должно быть по бумагам видно, что стояла очередь, что-то шумело, гремело... Все курсы лечения формализованы. Есть инструкция, что при такой-то болезни положено то-то и то-то. Новая медицинская теория может стать основой лечения только после того, как она утверждена высшими чиновниками здравоохранения и спущена вниз в качестве инструкции. До этого момента новая теория является должностным нарушением. Врач - это чиновник! Ему доверено распоряжаться определенными льготами, которые государство дает больным. Он ограничен в своих правах, инструктирован в обязанностях, для того чтобы он не злоупотреблял ни своими правами, ни своими обязанностями.
 
О. Д.: В общем, насколько я поняла, врачей надо оставить в покое?
 
М. П.: Нет, Оля, не совсем «в покое»... Просто работать с ними, как со всеми, учитывая некоторые особенности. Необходимо четко понимать, что же представляют собой врачи, которые остались на государственной службе. Естественно, когда тебе не платят и при этом всё больше и больше с тебя спрашивают, то самые активные, деловые, толковые люди, если они не стали к настоящему времени начальниками, из этой системы уходят. Уходят куда? Уезжают за границу, в столицы, в частные фирмы, уходят просто в бизнес, бросают медицину. И кто остается? Те, кто не способен перестроить себя и продолжает влачить жалкое существование. При этом им присуща специфическая врачебная гордыня, которая вслух не высказывается, но всеми чувствуется. Врач все знает, он есть вершитель судеб!..
 
И вот дистрибьютор приходит к этому доктору и начинает говорить: «Вот этим комплексом трав или минералов лечат рак!» Реакция понятна, да? При этом дистрибьютор нахватался медицинских терминов и решил стать персонажем того самого мифа про Айболита. 95% дистрибьюторов, которые ведут школы по продукции и пытаются употреблять какие-то медицинские термины, употребляют их невпопад, при этом они рассказывают врачам о том, что те восемь лет учились неправильно. Врач, действительно, учился неправильно, но признать это для него - страшнейшая личностная ломка, только особо творческие люди способны на это. Ведь та медицина, которая считается традиционной, на самом деле является крайне нетрадиционной, ей нет и двухсот лет. Фармакологическая медицина начала развиваться в середине XIX века, но при этом она претендует на непогрешимость. Причем, чем больше врач учится, тем больше он понимает, что всё, чем он лечит, крайне ядовито, требует осторожного обращения, поэтому сам он к врачам не ходит и таблеток не принимает. Представляешь, какое раздвоение сознания?
 
О. Д.: Каким же таким загадочным образом нетрадиционная медицина превратилась в традиционную?
 
М. П.: Фармакологическая медицина оказалась в фаворе у государства, в силу того, что в ней используется механический подход к человеку. На самом деле она хороша только тогда, когда человек находится между жизнью и смертью, в экстремальных случаях.
 
Врач должен сохранять здоровье человека, заниматься профилактикой, заниматься действительно традиционной медициной: травами, иглоукалыванием, ароматерапией, психотерапией. У нас же, наоборот, врач имеет клиентуру только тогда, когда человек болеет, он объективно заинтересован в том, чтобы люди болели как можно больше и дольше. От врача ожидают монашеского подвига на пользу человечества, в то время как врач сам больной.
 
О. Д.: Ты - сам врач и об этом говоришь?!
 
М. П.: Да, и поэтому сейчас я дистрибьютор, занимаюсь профилактикой, пропагандой сохранения здоровья. Мне это нравится, так как сетевой маркетинг подразумевает целостность психики, открытость мышления, способность к самоизменению, творчеству.
 
О. Д.: То, что ты врач, помогает в работе?
 
М. П.: Конечно. Ведь миф про Айболита продолжает существовать, никто его не отменил. Если я говорю об употреблении какой-то пищевой добавки, я говорю о ней как специалист, меня слушают раскрыв рот, мне доверяют.
 
О. Д.: Спасибо, Михаил, есть над чем задуматься!

Я провожу большую работу по созданию обучающих фильмов на основе видеозаписей моих мастер-классов и мастер-классов других мастеров, которые безоплатно выкладываю для общего доступа в социальных сетях. Оказать добровольную денежную поддержку моему труду можно по счёту:
Карта Приватбанка:
4149 4390 0242 7312
Простаков Михаил Юрьевич


Также на этот счёт вы можете переводить деньги за платные услуги.

ВМЕСТЕ ПРЕОБРАЗИМ МИР!

Община Виссариона

vissarion.ru
Виссарион и Община Виссариона

Последний завет

slovo.vissarion.ru
Слово Виссариона

Квартиры посуточно

www.ukrflats.com
Квартиры посуточно Одесса, Киев, Львов, Украина

Недвижимость Украины

garna.net
Квартиры, Дома, Участки, Офисы, Аренда, Продажа, Посуточно